Новости

Интервью гендиректора АО «Роскартография» Сергея Карутина агентству РИА Новости

18 марта 2021

14 марта в России отмечался День работников геодезии и картографии. За эти вопросы в стране отвечает АО «Роскартография», которое имеет 20 представительств по всей стране. Именно эта компания составляет и поддерживает государственную геодезическую систему координат, к которой «привязывается» вся инфраструктура и коммуникации. Здесь же создают топографические планы и карты – от кварталов до всей страны. О создании сверхточной карты России, системах координат, отличии карт Роскартографии от сервисов «Яндекс.Карты» и Google maps специальному корреспонденту РИА Новости Дмитрию Струговцу в первом интервью в должности рассказал генеральный директор АО «Роскартография» Сергей Карутин.

– Какими задачами сейчас занимается Роскартография?

– В прошлом году компании исполнилось 100 лет, а в 2019 году мы начали участвовать в проекте «Цифровая экономика», в рамках которого нам совместно с отраслевым научным центром геодезии и картографии поручено создание единой электронной картографической основы страны – мультимасштабной карты, которая содержит максимально подробную информацию о всей территории России. В этой работе мы используем самые передовые аэросъемочные технологии.

Аэрофотосъемка обжитых территорий ведется с разрешением от 14 до 50 сантиметров. В предыдущий раз работы такого же масштаба проходили в нашей стране в 1960-1980-е годы. В настоящее время мы способны производить в год до миллиона квадратных километров базовых данных для создания единой картографической основы страны. На фоне общей площади России в 17 миллионов квадратных километров это выглядит немного, но практически все население сконцентрировано на 2 миллионах квадратных километров, а к активному хозяйственному обороту доступны 5,3 миллиона квадратных километров территории страны. Таким образом, текущие возможности позволяют нам после создания единой карты проводить ее актуализацию раз в три года. Ведущие экономики мира обновляют данные по крупным агломерациям раз в год, территорию страны раз в 2-3 года. То есть мы выходим на мировой уровень.

– Чем ваши карты отличаются от тех, которые доступны пользователям «Яндекса» или Google?

– Мы создаем юридически значимые карты и планы. Несем ответственность за полноту и достоверность информации, отображаемой на них. Все карты и материалы съемок помещаются в федеральный фонд пространственных данных и доступны любому пользователю (как физическому, так и юридическому лицу). В первую очередь этими сведениями пользуются министерства и ведомства нашей страны при осуществлении своих функций в сфере экономики, строительства, экологии, обороны, безопасности и так далее.

Карты создаются по определенным правилам (национальным стандартам), содержат всю совокупность информации и условных знаков и проходят в процессе производства и государственной приемки многоступенчатый контроль качества. Современная карта – это база данных со множеством характеристик каждого объекта местности. В ней не только координаты, но и описание характеристик объектов, пространственно-логических связей между ними, что позволяет решать широкий спектр задач, используя такие карты.

То, что предоставляют потребителям «Яндекс» или Google, – это схемы, к составлению которых компании подходят, скажем так, «творчески». Они используют как правило данные космической съемки территории нашей страны, приобретенные на открытом рынке. Наполнение федерального фонда пространственных данных результатами нашей работы позволит им получить доступ к актуальным и значительно более точным исходным данным, следовательно и потребители получат более качественные услуги.

То есть мы с «Яндексом» или Google взаимно дополняем друг друга, и выигрывают от этого все.

– Какие технические средства вы используете для составления карт?

– Мы используем три типа средств: космические аппараты, пилотируемую и беспилотную авиацию. Для покрытия больших территорий с разрешением снимка в 50 сантиметров используются самолеты Ту-134, съемку в 14-20 сантиметров обеспечивают А-30 и самолеты на базе Ан-2. Беспилотники способны обеспечить пространственное разрешение съемки пять сантиметров. У каждого средства своя ниша. Если населенный пункт по размерам меньше 50 квадратных километров, беспилотник для такой съемки находится вне конкуренции по критерию стоимость-эффективность. Если размеры территории больше – лучше использовать пилотируемую авиацию. В прошлом году мы провели эксперимент и на Ту-134 отсняли всю Махачкалу за два дня. Беспилотник же летает не спеша, охватывает небольшие площади.

Кроме того, одно дело самолет с высокой курсовой устойчивостью, что позволяет потом при обработке соединять снимки бесшовно, а другое – беспилотник, который при съемке качает от ветра, и специалистам приходится в десятки раз дольше заниматься снимками. У беспилотников есть еще одно ограничение – высокая аварийность: они ломаются от ударов при посадке, задевают линии электропередач. При выполнении работ в отдельных районах они до трети времени проводят в ремонте.

– А спутники для каких задач используете?

– Космическая съемка хороша для обнаружения изменений местности. Отечественная группировка сейчас позволяет раз в квартал осматривать всю территорию страны. Был лес – появилась вырубка или свалка. Чтобы увидеть ситуацию в подробностях, на место можно выслать пилотируемую или беспилотную авиацию.

– У вас для аэрофотосъемки имеется свой авиапарк?

– В советское время было до 100 воздушных судов, но с тех пор все изменилось. Сейчас мы заказываем съемку. Например, в Новосибирске для таких целей остались два Ту-134. За сезон они осуществляют съемку до 500 тысяч квадратных километров.

В будущем планируем восстановить свой авиаотряд, конечно, не в таких объемах, как в СССР. В свое время обсуждали возможность специального исполнения Sukhoi Superjet 100 как замены Ту-134, но сейчас мы больше нацелены на использование турбовинтовых самолетов. Экономика показывает, что наличие собственных воздушных судов в этом классе оправдано. На первом этапе хотели бы создать авиаотряд не менее чем из трех судов, а дальше наращивать его по мере необходимости.

– Помимо фотосъемки, вы осуществляете лазерное сканирование территории. Зачем?

– Однозначно используем, технология лазерного сканирования позволяет повысить эффективность планово-высотной подготовки картографических работ особенно в труднодоступных районах Сибири и Дальнего Востока. Совместное использование лазерного сканирования и аэрофотосъемки позволяет сразу получать цифровую модель рельефа местности. Лазерное сканирование облегчает работу геодезистов, исключает избыточные работы по созданию и наблюдению на опорных точках, когда, например, необходимо забрасывать специалистов с использованием вертолетов в недоступные наземному транспорту места в тайге или горном массиве. Надо помнить, что территория Российской Федерации на 60% покрыта горами.

Аэросъемка с применением воздушного лазерного сканирования позволяет оперативно получать цифровую модель рельефа и в разы повысить производительность фотограмметрических работ по созданию цифровых ортофотопланов.

– Получается, что вы делаете трехмерную карту России? Когда она будет готова?

– Я бы сказал, что на составление такой карты нам понадобится меньше пяти лет, но перед этим мы должны внести необходимые изменения в нормативные документы.

Сейчас мы переходим в эпоху использования различного вида беспилотного транспорта, когда потребуются карты и планы крупного масштаба. Здесь роль точной и трехмерной карты-основы, которую мы делаем, становятся незаменимой. Только по таким актуальным данным можно строить систему навигации для перспективных видов транспорта.

– Выпускаете ли вы продукцию для конечных потребителей?

– Выпускаем карты, атласы, контурные карты. К лету планируем открыть легендарный магазин «Глобус», который будет продавать нашу продукцию.

– В свое время карты дорог и городов продавались в любом книжном и на каждой заправке. С появлением автонавигаторов потребность в них упала?

– Спрос на такие печатные атласы упал. Я бы даже сказал, что вообще пропал. Остались только туристические карты, которые берут про запас туда, где совсем нет никакой цивилизации. Речь о картах сплавов, туристических маршрутов.

Отмечаем рост интереса к настенным картам. Это нишевый продукт, который превращается в категорию подарков и элемент украшения интерьера.

– Что самое необычное приходилось выпускать?

– Недавно для Союза оружейников выпустили карту стрелкового оружия. Собрали информацию о всех производителях и уровне оружия на руках у населения и нанесли на карту мира. Суворовские училища берут очень много карт сражений.

– Помимо карт и планов, вы отвечаете за систему координат страны. Какая система сейчас действует в России? Планируется ли ее обновлять?

– У нас сейчас в стране действует две актуальные системы – та, которая используется для космических полетов и различных задач в глобальном масштабе – параметры Земли ПЗ–90.11 (2011 года) и государственная геоцентрическая система координат ГГСК-2011, которая используется для социально-экономических задач. Методы построения их одинаковы, поэтому одной из задач на ближайшие годы согласно консолидированной позиции Минобороны и Росреестра станет переход на единую систему координат на основе системы ПЗ–90 в версии соответствующего года.

С полной версией интервью можно ознакомится по адресу: https://ria.ru/20210316/karutin-1601341081.html 

По информации АО «Роскартография»